Будьте в курсе последних событий, подпишитесь на обновления сайта
Для женщин

Интеграция детей в иноязычной среде

Совсем недавно я ужасно переживала о том, как мои дети без знания немецкого языка будут в Берлине учиться в школе, ходить в садик, играть на детских площадках и… вообще жить!

 

Перед переездом Максим ходил к репетитору немецкого 3 раза в неделю + 2 урока немецкого в школе + ежедневные (без выходных) занятия дома по обучающим программам. Я стремилась впихнуть в него как можно больше немецкого языка, стремясь минимизировать стресс (другая страна, другое ВСЕ! И еще и язык чужой). Борясь тогда за немецкий, я совсем не представляла себе, что очень скоро я также горячо буду бороться уже за русский язык. И вот, прошло каких-то полгода (как? Так быстро?!), и у нас дома развернулась кампания за сохранение русского языка.

 

Разговоры в детской. Марта: Максим, отдай! Ты не так все делаешь! Nein!

Макс: Nein – ты у себя в садике будешь кричать, а дома — нет!

 

Интеграция детей в иноязычной среде - все важное для женщин о здоровье, материнстве и женских секретах на Z4E.ru

 

Вот с этого маленького “nein” немецкий начал незаметно просачиваться в наш дом. Перед отъездом я перечитала гигабайты информации именно о языковой интеграции детей, о том, как они учат иностранный язык в среде (кстати, вы знаете, что у тех, кто переехал ДО 11 лет — не будет потом ни намека на акцент?), что делать, чтобы дети не путали два языка и не забывали русский. Я даже прочитала книгу о воспитании билингвов, хотя выходить замуж за немца у меня не было в планах. В школе, где старший сын успел закончить первый класс, я взяла программу по русскому языку до 5-класса, купила учебники и пособия. Для дочки (3.5 года) я взяла азбуку и плакат на стену с русским алфавитом. Достала с полки свой диплом учительницы русского языка и литературы, сдула с него пыль и приготовилась бороться за сохранение русского не на жизнь, а на смерть.

 

Слишком много я видела  примеров, когда оба родителя русские, но ребенок, рожденный в Германии, говорит только по-немецки. Или говорит по-русски, но с таким количеством немецких слов в речи, что бабушки в России на каникулах с трудом понимают внуков. Вот этого мне совсем-совсем не хочется допустить.

 

Мне очень понравилась фраза форумчанки на Материнство.ру — «главный подарок, который получают дети при переезде — это язык». Я согласна с этим высказыванием на все 1500%. Решение об эмиграции мы приняли с мужем вдвоем, не спрашивая особо мнения детей. Конечно, мы переезжали в поисках лучшей жизни для себя и детей, но тем не менее подвергали их же непростому испытанию — выдергивая из привычной среды, увозя от бабушек-дедушек и друзей. И главная компенсация, которую дети смогут оценить со временем — это второй свободный язык. В дополнение к русскому, но никак не за счет него.

 

Если с Максом все понятно, он прекрасно разделяет два языка, не делая никаких попыток ввернуть немецкие слова в разговор. То с Мартой — беда. Она не так давно научилась говорить по-русски, и сразу же попала в другую языковую среду. И в голове у ребенка настоящая языковая каша. Как-то я подслушала в игре такой диалог у дочки:

 

Здравствуйте! Я готовлю ужин, у меня кончились продукты. Ich bin помидоры, Ich bin огурцы.

Я, хватаясь за голову,  — Марта! Ты знаешь, что такое Ich bin?!?

— Знаю, конечно! Дайте мне, пожалуйста!

 

Я решила не исправлять ее и оставить на время в покое. Пусть впитывает язык, учится, играет с немецкими детками (а Марта — единственная иностранка в группе истинных арийцев в саду). И уже через неделю после «Ich bin помидоры», которые стали нашим семейным мемом, Марта разворачивала малыша на детской площадке со словами: «Kome! Kome zu Papa!” Как это происходит у 3-летних детей мне совершенно не понятно, но пусть, пожалуйста, происходит так дальше.

 

 

Начать с себя

 

Наверное, все эмигранты сталкивались с так называемым суржиком, когда давно пожившие в Германии люди начинают говорить на странной смеси языков — «чтобы получить место в хорте, надо подать антраги, заамельдунговаться». Я с таким тоже, конечно, тут не раз встречалась. И каждый раз мой внутренний филолог в ужасе вопил: нет! Со мной такого не будет никогда! Я буду стоять на страже чистого русского языка и паду жертвой суржика. Однако очень скоро в нашей жизни появился «термин» — это слово, наверное, первым выучивают все эмигранты в Германии. Мы попытались перевести «термин» с мужем на русский и получилось только — «назначено». Термин к врачу, термин к учителю, термин в Шульамте (ведомство, занимающееся всеми школьными делами) по поводу продленки. Вообщем, «термин» остался в нашей речи, как чисто-немецкое словечко, которому мы не нашли аналога в русском. Потом добавились бротхены, брецели (булочки и крендельки). Но когда в кафе мы с мужем хором сказали — «а детям закажем помес?» (картошка-фри), я поняла, что мы катимся куда-то не туда. И еще чуть-чуть, и бездна нас проглотит. Если мы хотим, чтобы наши дети говорили на чистом русском языке, то надо начать с себя и показывать пример.

 

Мы стали следить за своей речью. Хотя пока следить особо не за чем, наш с мужем немецкий пока еще настолько слаб, что странно ожидать наплыва немецких слов в речь. Но и на примитивном-бытовом уровне мы стараемся избегать «помеса», «хорта» (продленка в школе) и прочих «ангеботов» (выгодных предложений в магазинах, акций). Это иногда бывает дико сложно, но мы честно стараемся. Ради детей.

 

Кстати, дети. Мы переехали с 8-летним Максом (с устоявшейся грамотной литературной речью и большим словарным запасом) и 3-летней Мартой, только-только начавшей лопотать по-русски. Максим говорит по-русски так же хорошо, как и полгода назад в Калуге, не вставляя никаких немецких слов. Дома он сам много читает по-русски, и 2 раза в неделю мы занимаемся письменным русским языком — проходим орфограммы, пишем сочинения, диктанты.

 

Несмотря на немецкие буквы, которые хитрыми захватчиками иногда атакуют его русские тетрадки и попадаются то там, то сям, пишет он вполне грамотно для его возраста. Недавно я прочитала такое мнение, что учить писать по-русски детей, проживающих в Европе — это атавизм и трата времени и нервов. Умение, которое нигде не пригодится в современном мире. Я обдумала эту мысль и… она мне не понравилась. Для меня очень важно сохранить в нашей семье нашу русскую идентичность. Мне важно, чтобы мои дети правильно говорили по-русски, читали по-русски, писали по-русски (да хотя бы письма бабушке в Россию!), знали русские книжки, фильмы и мультики. Подозреваю, что с дочкой, которая попала в Германию в 3 года — это процесс будет более сложным, долгим и энерго-  и нервнозатратным. Но результат, определенно, того стоит.

 

Фото — фотобанк Лори

Интеграция детей в иноязычной среде — все важное для женщин о здоровье, материнстве и женских секретах на Z4E.ru

Поделитесь ссылкой. Спасибо ツ

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close