Будьте в курсе последних событий, подпишитесь на обновления сайта
Для женщин

Воспитать пятерых детей-инвалидов: многие хотят, но немногие могут

Не так давно портал Материнство рассказывал о семье Комоловых, которая принимает участие в пилотном проекте Московского правительства по имущественной поддержке приемных семей, принявших на воспитание пятерых детей, из которых как минимум трое имеют инвалидность или являются подростками. У читателей возникло много вопросов к этому проекту: как можно раздавать детей «пачками», да еще и проблемных детей, каждый из которых сам по себе сложен? Кто с таким может справиться, да и не будут ли родители набирать детей только ради денег и квартиры в Москве? Чтобы разобраться в подробностях, главный редактор портала Материнство Анна Хрусталева встретилась с представителями Городского научно-практического центра по защите прав детей «Детство», которые занимаются отбором семей для участия в проекте и их последующим сопровождением.

По понятным причинам не каждая семья готова взять на воспитание детей с инвалидностью. Проблемы со здоровьем требуют определенных знаний и иного уровня ответственности. Подростков тоже берут неохотно, потому что не каждая мама справляется даже со своим родным чадом, когда по мере взросления у него меняется характер, поведение, идет процесс завоевания личного пространства, свободы, и ребенок отдаляется от семьи.

К 2014 году в сиротских учреждениях Москвы остались преимущественно дети этих двух проблемных категорий: инвалиды и подростки. Возник вопрос, как для этих ребят подобрать приемную семью. И тогда Правительство Москвы пошло на уникальный проект имущественной поддержки семей, которые готовы взять на воспитание большое количество приемных детей старшего возраста или детей-инвалидов.

Постановление Правительства Москвы № 8-ПП от 23 января 2014 года определило условия участия в проекте:

  • Семья может приехать для участия в проекте из любого субъекта РФ
  • Важно, чтобы это были люди, желающие и умеющие выполнять функции приемных родителей

«На наш центр была возложена задача отбора семей для проекта», — рассказала директор ГБУ Центр «Детство» Татьяна Николаевна Сапожникова. – «Мы должны проверить степень родительской зрелости, потому что крайне важно не допустить возврата детей в организацию для детей-сирот».

Воспитать пятерых детей-инвалидов: многие хотят, но немногие могут - все важное для женщин о здоровье, материнстве и женских секретах на Z4E.ru
Семья Чумичевых-Кривановых — 1 место конкурса «Наше лето» в 2019 году

Как проводится отбор приемных семей

Это достаточно трудоемкое дело. Отбор проводится комиссией специалистов, в которую входят опытные психологи, эксперты, которые умеют проводить такую диагностику.

В первую очередь кандидатам предлагается написать автобиографию. Экспертам важно оценить не только качество написания, знание русского языка, грамотность и способ изложения (что является показателем образованности человека). Они хотят узнать, какие события в жизни этот человек для себя выделяет, рассказывая о себе как потенциальном участнике проекта.

«Кто-то пишет о своем детстве: «Я пошел в детский сад…» — а у самого уже виски седые. И он застревает где-то на своем детстве, подробно его описывает, а о жене и детях пишет мелким почерком где-то в примечании», — рассказывает Татьяна Сапожникова. – «У кого-то все жизненные события, по сути дела – копия его трудовой книжки. Это характеризует человека особым образом: ему важно, где и кем он работал. Он позиционирует себя, прежде всего, как работника в какой-то области, но совсем мало пишет о семье, о своих кровных детях, о традициях, правилах, которые есть в семье, о своей семье, как многопоколенной структуре. Для нас умение человека рассказать о себе, как части семьи, дочери или сыне – важнее, чем его трудовая биография (хотя она тоже бывает важна)».

Затем проводится полуструктурированное интервью, которое продолжается полтора-два часа. Специалисты расспрашивают семью об их планах: как они видят свое участие в проекте, что их сюда привело, что ими движет, есть ли у них поддержка в лице собственных детей, родственников, друзей. Обязательно уточняют, какой они видят свою будущую семью. «Есть люди, которые говорят: «На все равно, пять дайте». Разве может быть все равно в этой ситуации?» – недоумевает Татьяна Сапожникова.

После этого муж и жена отдельно друг от друга отвечают на вопросы компьютерного тестирования. Тесты подобраны таким образом, чтобы дать возможность самим гражданам обдумать и оценить определенные качества в себе. А специалистам компьютерное тестирование позволяет выявить у кандидатов черты характера, нежелательные для приемного родительства в целом: агрессивность, безразличие или равнодушие, игнорирование, эгоизм, неуравновешенность, импульсивность и вспыльчивость характера, отсутствие самоконтроля, жертвенность (когда человек игнорирует свои потребности – это тоже плохо), категоричность, отсутствие гибкости в отношениях с людьми.

Одновременно выявляются желательные качества: способность понимать другого человека (в нашем случае – ребенка), его потребности, способность адекватно оценивать самого себя, свои сильные и слабые стороны, уметь управлять тем и другим (то есть сдерживать свои нежелательные проявления и использовать преимущества). Способность создать семью по правилам, выстроить отношения в семье.

Ключевые компетенции, которыми должны обладать кандидаты в участники пилотного проекта:

  • Знания и навыки ухода за ребенком в соответствии с его возрастными потребностями и особенностями здоровья
  • Умение создавать атмосферу безопасности и психологического комфорта в семье
  • Знание основных способов управления трудным поведением приемного ребенка
  • Знания особенностей развития и социализации ребенка с депривационными нарушениями в развитии
  • Умение разрешать конфликты конструктивным способом
  • Знание основных способов защиты и поддержки приемного ребенка
  • Умение планировать и управлять ситуацией развития и социализации ребенка

Задаются вопросы: какая в семье существует система наказаний? Как родители поведут себя в той или иной ситуации: обнаружили у ребенка сигареты в кармане, или подросток пришел нетрезвый, или нахватал двоек по основным школьным предметам? Программа составлена таким образом, что результаты затем можно выгрузить, распечатать и выдать на руки кандидатам, чтобы они могли сами почитать о себе. Это не является секретом.

— Как убедиться, что родители отвечают откровенно, а не просто дают желательные ответы?

— Методики абсолютно валидные, там есть шкала лжи. То, что человек не увидит, психолог все равно заметит. А главное – выводы делаются по совокупности всех наблюдений.

Диагностика предусматривает выезд на территорию семьи и обязательную диагностику (конечно, с согласия родителей) тех детей, которые в семье уже есть.

Нам важно послушать детей (для детей методики подбираются в зависимости от их возраста и состояния здоровья). В большинстве семей, получивших отказ, именно дети, которые есть в семье, показали, что не все там ладно», — рассказывает директор ГБУ «Детство». – «Мама с папой, может быть, и дадут желательные ответы, но дети со своей детской непосредственностью рассказывают правду. Например, как они проводят свободное время: каждый в своем гаджете, нет семьи как таковой. Или дети рассказывают о наказаниях: «а ремень у нас висит там-то, пойдемте, тетенька, я вам покажу» или «когда меня наказывает мама, меня ведут в тот угол». Известная методика – рисунок семьи: ребенок рисует себя с кошкой, а маму и папу отдельно. Психолог задает ребенку вопросы: кто это, почему ты с кошкой, ребенок отвечает, что мамы с папой дома нет, мы с котом Васькой сидим, ждем. На основании всего этого выявляются риски, и мы даем заключение, что со сложной категорией детей эта пара не справится, что есть риск неблагополучия или даже жестокого обращения.

Бывают семьи, у которых маленькие дети (двух-трех-четырех лет), и они говорят: «Мы хотим подростков». Мы говорим: «А вы уверены?» Родитель, который собирается принять подростка в семью, должен как минимум пережить опыт воспитания подростка, кровного или приемного.

Не скрою, иногда люди честно и откровенно говорят, что они хотят поучаствовать в пилотном проекте, потому что не хотят работать. Они знают, что в рамках проекта им будет предоставлена квартира в Москве на весь период участия в проекте, и им, как приемным родителям, будет положено вознаграждение, и это очень приличная сумма.

Сколько денег получает приемная семья

Единовременное пособие при передаче ребенка на воспитание в приемную семью – 15 512 рублей на каждого ребенка.

Ежемесячное вознаграждение приемным родителям, если в семье 3 и более приемных детей, выплачивается обоим родителям в размере:

  • 16 700 за каждого ребенка
  • 28 390 за каждого ребенка-инвалида

Иными словами, если семья взяла на воспитание пятерых детей, из которых трое с инвалидностью, то каждый из родителей получает вознаграждение 118 570 рублей в месяц. Это фактически зарплата приемных родителей. Помимо этого, полагаются выплаты на детей, которые могут быть потрачены только на них и подлежат строгой отчетности.

Помимо этого, выплачивается ежемесячная выплата на содержание детей:

  • 19 800 на каждого ребенка младше 12 лет
  • 25 300 на каждого ребенка от 12 до 18 лет
  • 27 500 на каждого ребенка-инвалида

Приемной семье также полагаются льготы: возмещение расходов по оплате жилищно-коммунальных услуг и телефона, бесплатный проезд в городском транспорте, бесплатные путевки в лагеря отдыха, бесплатная юридическая помощь.

Заманчивый итог участия в проекте (до которого пока еще никто не дошел) – вознаграждение тем семьям, которые 10 лет успешно участвовали в проекте – квартира в Москве (либо по условиям соцнайма, либо по условиям договора). Площадь этой квартиры определяется количеством членов семьи из расчета мама, папа и несовершеннолетние кровные либо усыновленные дети.

Приемные семьи действительно получают приличные деньги, это правда. Но нам важно, чтобы квартира в Москве и выплаты не были приоритетом, чтобы не ради этого они шли в проект.

— Вы этим семьям отказываете?

— Мы не рекомендуем. Окончательное решение принимает городская межведомственная комиссия: представители образования, здравоохранения, соцзащиты. В состав входят директора организаций для детей-сирот, там есть представитель уполномоченного по правам ребенка в Москве, представители родительской общественности.

На этой комиссии в отсутствии семьи мы рассказываем о семье, возрасте, образовании, опыте воспитания кровных и приемных детей, зачитываем заключение по итогам психологического обследования. После этого супруги приглашаются в аудиторию, и члены комиссии задают им вопросы. Многие вопросы похожи на вопросы нашего интервью. Как они себя видят, что они будут делать в случае если (и дальше разные конкретные ситуации), какое у них вероисповедание, что будет, если в семью придет ребенок с другой верой или не вовлеченный ни в какую веру. Своими ответами они дополняют тот образ, который сложился у присутствующих по итогам нашей информации и психологической диагностики.

Члены комиссии обсуждают, можно или нельзя семье войти в проект, какие есть риски, и затем путем голосования принимают решение. Все это фиксируется в протоколе заседания комиссии, и гражданам (обычно на следующий день) сообщают о результатах.

— Часто ли семьи получают отказы?

Часто. За шесть лет диагностику прошли 170 семей, из них 33 семьи сами отказались от участия на этапе диагностики. Отвечая на вопросы тестирования, они поняли, что они об этих вещах не думали. А когда задумались, то у них изменилось понимание ситуации. 46 семей вошли в проект. 91 семья получила отказ.

Воспитать пятерых детей-инвалидов: многие хотят, но немногие могут - все важное для женщин о здоровье, материнстве и женских секретах на Z4E.ru
Семья Чернышевых — 2 место конкурса «Наше лето» в 2019 году

Портрет семьи, участвующей в проекте

Участники проекта – это преимущественно люди от 40 до 60 лет (моложе 30 нет никого). То есть это люди зрелые, состоявшиеся, опытные и способные принимать взвешенные, ответственные решения. Средний возраст мужчин 48 лет, женщин 45,5 лет – это достаточно ресурсный возраст.

На этапе отбора принимается во внимание образовательный уровень кандидатов, но наличие высшего образования не первостепенно. Высшее образование имеют 40% мужчин и 55% женщин; среднее профессиональное образование у 50% мужчин и 45% женщин.

Кем эти люди работали до того, как вошли в проект?

Треть мужчин (13 человек) работали водителями, 7 – в силовых структурах, четыре педагога и столько же инженеров, три менеджера и трое рабочих, остальные пенсионеры без уточнения профессии.

Среди женщин больше всего педагогов (13 человек), 8 домохозяев, 3 медработника, 3 юриста, 3 инженера, 2 бухгалтера и 2 менеджера.

При отборе обращают внимание на отношения между супругами, супружеский стаж и устойчивость отношений. Единственный брак у 75% женщин и 67% мужчин. У остальных брак повторный – для проекта это риск.

Есть 8 семей, которые прожили в браке более 30 лет; еще 9 семей имеют супружеский стаж от 20 до 30 лет. Лишь 5 семей из участников проекта состоят в браке менее 10 лет.

У всех семей имеется опыт воспитания кровных детей, много многодетных родителей:

  • Четырех детей воспитали 7 семей
  • Трех детей – 9 семей
  • Двух детей – 17 семей
  • Одного ребенка – 7 семей

Воспитали приемных детей:

  •  Четырех детей – 1 семья
  • Трех детей – 7 семей
  • Двух детей – 6 семей
  • Одного ребенка – 5 семей

Это очень хороший показатель, что они знают особенности приемных детей, умеют правильно выстроить отношения с ними.

Воспитать пятерых детей-инвалидов: многие хотят, но немногие могут - все важное для женщин о здоровье, материнстве и женских секретах на Z4E.ru
Семья Эльсанукаевых — 3 место конкурса «Наше лето» в 2019 году

Религиозные взгляды участников проекта

Большинство семей (26) придерживаются атеистических взглядов. Есть православные (6 семей), буддисты (4 семьи), мусульмане (2 семьи), протестанты (1 семья). На этапе отбора отслеживается, чтобы не было жесткого погружения в религию, фанатичного отношения, которое бы сильно влияло на процесс воспитания детей.

— А что значит «жесткое погружение»?

Когда соблюдение определенных ритуалов крайне важно и когда они в эту деятельность вовлекают детей.

— Скажем, в православии: соблюдение постов, еженедельное посещение храма – это жесткое погружение?

У нас есть такие семьи, которые ходят в храм, это всегда добровольно, учитывая желание детей. Я приведу пример жесткого погружения. Граждане приехали из южных республик, идет диагностика, они говорят: «Извините, перерыв». Отодвинули стульчики, раскатали коврик, упали на колени и начали молиться. Для них все равно, что происходит вокруг: они в госучреждении, проходят обследование, а у них – намаз. Вот это я имею в виду.

Другой пример: семья говорит, что хочет взять мальчишек 10-12 лет, чтобы они были здоровые, увлекались спортом. При этом, рассказывая о себе, они говорят, что они очень погружены в веру, свободное время проводят в храмах или паломнических поездках. И здесь уже очевидно противоречие: их интересы и особенности тех детей, которых они хотят пригласить в семью, не совпадают. Нельзя говорить, что та или другая сторона как-то неправильно живет; они просто несовместимы друг с другом. Эта семья может войти в проект, но важно правильно подобрать детей и важно уметь толерантно относиться к инакомыслию. У нас был пример: одна из семей, которая вышла из проекта, столкнулась с конфликтами, основанными на неприятии детьми религии родителей. Родители хотят каждые выходные ездить в храм, а дети говорят: а мы не поедем. Если папа едет с кем-то из детей, то мама должна остаться дома, а мама не хочет оставаться, для нее тоже важно побывать на богослужении. При этом они понимают, что без надзора оставить детей в квартире они тоже не могут. И на этой почве возникает много конфликтных ситуаций.

Воспитать пятерых детей-инвалидов: многие хотят, но немногие могут - все важное для женщин о здоровье, материнстве и женских секретах на Z4E.ru
Семья Ковалевых-Панфилушкиных — фото на конкурс «Наше лето» в 2019 году

Что происходит после входа семьи в проект

После одобрения семьи в качестве приемной семье дается 60 дней на выбор детей. За эти же 60 дней город подбирает квартиру, учитывая состав семьи, сколько детей в ней уже есть. Согласно постановлению Правительства (о пилотном проекте) в идеале детей не должно быть больше восьми, то есть вместе с родителями это семья из 10 человек. Значит, по нормам должна быть квартира площадью не менее 100 метров. Город дает очень хорошие квартиры, реально они имеют даже большую площадь. Это новостройки в разных районах Москвы: Заленоград, Некрасовка, Южное и Северное Медведково, Солнцево, Хорошево-Мневники, Измайлово.

Проект трудный, он подходит не для каждой семьи. Но те семьи, которые становятся участниками проекта, можно назвать профессионалами. Конечно, не в юридическом смысле, это в большей степени метафора.

Кто и как мониторит приемные семьи, участвующие в проекте?

Семьи в обязательном порядке заключают договор сопровождения. Каждой семье назначается куратор – человек, который 24 часа в сутки на связи с семьей, если есть проблемы. Как минимум один раз в месяц куратор обязан выехать на территорию семьи и со всеми членами семьи пообщаться. В паре с куратором работает психолог, который мониторит ситуацию в семье и динамику развития каждого ребенка, включается как консультант, если нужно отрегулировать какие-то отношения.

У нас есть юрисконсульт, она включается, если есть какие-то вопросы. Мы сотрудничаем со школами, учреждениями здравоохранения, учреждениями культуры, с правоохранительными структурами.

У нас есть определенный прописанный регламент работы. Сначала знакомимся с семьей, помогаем на этапе подбора детей. Это не значит, что мы говорим, какого ребенка брать. А какого не надо. Но мы присутствуем рядом с родителями в учреждении, напоминаем, какие вопросы важно задать, на что обратить внимание.

Набираются дети из разных учреждений. Как они будут взаимодействовать, когда они начнут жить вместе? Бывает, что выбирают ребенка, который уже был в приемной семье и вернулся в учреждение. Напоминаем: не забудьте спросить, что произошло, почему вернули, чтобы четко понимать, ты это сможешь? Или это будет очередная серия жизненных испытаний для этого ребенка?

Если ребенок с инвалидностью, важно знать, какая есть индивидуальная программа реабилитации, какая медикаментозная терапия, санаторное лечение, инвалидная коляска, ходунки, костыли? Ребята с синдромом Дауна часто нуждаются в ходунках, ортопедической обуви, дорогостоящем оборудовании, иногородние родители могут испытывать сложности с решением таких точечных проблем.

Также на первом этапе мы даем рекомендации по безопасности помещения: окна, фиксаторы, входные двери, места расположения детей. Все это носит рекомендательный характер, исходя из особенностей развития ребенка. Например, мы не приветствуем двухъярусные кровати.

Мы разработали программу адаптации семей, принимающих сразу минимум пятерых детей, рассчитанную на год.

Первые 3 месяца – это знакомство с семьей. Изучаем детей, делаем диагностику детей, разговариваем с родителями, даем рекомендации: что в семье должны быть правила, должен соблюдаться режим дня, между детьми должны быть распределены обязанности. У каждого ребенка должно быть свое личное пространство, где он может отдыхать, свои игрушки.

На второй месяц мы узнаем, услышала ли нас семья. Спрашиваем родителей и детей, какие у них правила, как они озвучены или где зафиксированы.

В течение трех первых месяцев в семье всегда хаос. Родители и сами приехали в новую квартиру, где много комнат; дети пришли из разных детских домов с определенным опытом, не очень правильными привычками. И в первые три месяца мы устанавливаем правила, режимные моменты, иерархию в семье, взаимодействие в детской подсистеме.

Во вторые три месяца мы помогаем семье выстраивать взаимоотношения, помогаем родителям находить правильные методы воспитания детей, смотрим, как устанавливаются отношения между детьми – их надо сплачивать. Проводим тренинги, консультации, диалоги как отдельно, так и совместно между детьми и родителями, в разных формах.

На третьем этапе мы считаем, что родители уже поняли, куда они вошли, и мы смотрим на компетентность. Научились ли родители взаимодействовать с каждым ребенком, выделяют ли они особенности, какие у них подходы, методы воспитания. Помогаем решать конфликтные ситуации. Смотрим, могут ли родители идти на компромиссы, работать через посредника – то есть использовать разные методы, позволяющие выровнять ситуацию, потому что конфликтов через полгода начинает возникать очень много – и в школе, и в семье, и между родителями, и между детьми. Главная задача службы поддержки – работать с родителями в тандеме. Не отдельно родитель как-то решает эти проблемы, а специалист вместе с родителем. Мы очень многое объясняем. Если мы проводим какие-то диагностики, все время показываем родителям, что получается в итоге, где проблемы. На что надо обратить внимание.

— Родители занимаются только детьми, или работают?

Основная часть родителей занимается только детьми, особенно если дети с инвалидностью. Но есть семьи, где кто-то из родителей работает. Правда, это гибкая занятость, не то что утром ушел, вечером вернулся, и семья вторую половину родительской пары не видит. Но в принципе работа не запрещается по условиям проекта, причем ни для мамы, ни для папы.

Есть ли случаи выхода из проекта, возврата детей?

За шесть лет 46 семей вошли в проект, но на данный момент в проекте осталось 39 семей. Это значит, что 7 семей из проекта вышли – даже при таком жестком отборе и достаточно мощном сопровождении мы все-таки семьи потеряли.

— По какой причине эти семьи вышли из проекта?

Одна семья вышла из проекта, потому что решила стать просто многодетной приемной семьей. Они купили квартиру и переехали в нее вместе со всеми детьми.

— Чтобы было меньше контроля?

Не только. В проекте есть условие: когда ребенок достигает совершеннолетия, он должен покинуть семью, а семья должна взять следующего ребенка. Не все семьи к этому готовы. Подходя к этому рубежу, кто-то говорит: нет, я останусь с тем составом семьи, который есть.

Участие каждой конкретной семьи в проекте рассчитано на 10 лет. В этот период в семье постоянно должно быть минимум пять приемных детей. Именно на этот состав семьи выделяется квартира, чтобы по нормам было не меньше 10 квадратных метров общей площади на каждого члена семьи.

Еще одна семья вышла из проекта в связи со смертью одного супруга. И четыре семьи вышли по личному заявлению: они поняли, что не могут выполнить те обязанности, которые на них возложены. К сожалению, 27 детей вернулись в организацию для детей-сирот.

— Это были дети-инвалиды?

Это подростки. Это как раз те граждане, которые очень настойчиво хотели взять подростков, они выбрали всех пятерых подростков. Были случаи, когда у родителей были кровные дети-подростки – понятно, что две малые группы в одной семье внимательно смотрят за тем, как родители выстраивают отношения в семье, – и были случаи, когда именно кровные дети инициировали выход родителей из проекта.

Воспитать пятерых детей-инвалидов: многие хотят, но немногие могут - все важное для женщин о здоровье, материнстве и женских секретах на Z4E.ru
Семья Пономаренко- фото на конкурс «Наше лето» в 2019 году

Что происходит с детьми по достижении возраста 18 лет?

Проект существует шесть лет, и у нас уже есть выпуски. Есть дети, которые уже сами стали мамами, или отслужили в армии, или поступили в колледжи и университеты – это тоже наша общая гордость, потому что в учреждении таких перспектив у многих из них не было.

В проекте сейчас ровно 100 детей-инвалидов. Далеко не всегда они после совершеннолетия могут жить самостоятельно. Это проблема проекта, она обсуждается, у Департамента есть рекомендации по внесению изменений в условия проекта. Но пока нет желаемого результата.

Для детей-инвалидов после 18 лет часто жизненный сценарий один: это возвращение в госучреждение, чаще всего это психоневрологические интернаты. Таких детей не много, пока это всего два человека. Родители их навещают, ходят в гости, забирают к себе, устраивают совместный отдых.

Не все готовы расстаться и вернуть назад в госучреждение тех детей, которые стали членами семьи. Это жестоко и для ребенка: зачем взяли в семью, если потом придется оказаться снова в учреждении.

Мы, конечно, принимаем участие в устройстве, просим наших коллег из ПНИ, чтобы они провели экскурсии для родителей, показали условия, чтобы они могли, если есть возможность выбора, воспользоваться этим выбором.

И вот одна семья, поняв все, что будет дальше, вышла из проекта и стала своих детей воспитывать автономно.

Какие диагнозы имеют дети-участники проекта?

Всего в проекте 285 детей, из них 100 детей-инвалидов (41 ребенок до 10 лет и 59 детей старше 10 лет).

  • 32 ребенка с синдромом Дауна
  • 30 детей с умственной отсталостью различной степени
  • 8 детей с диагнозом ДЦП
  • 5 детей с ВИЧ-инфекцией
  • 2 ребенка с нарушениями опорно-двигательного аппарата
  • 2 ребенка с нарушением слуха (двухсторонняя тугоухость)
  • 2 ребенка с нарушением зрения (миопия)
  • По 1 ребенку с диагнозами: синдром «бабочки», болезнь «хрустального человека», алкогольный синдром, сахарный диабет, гипофизарный нанизм.

Достаточно сложные диагнозы, но в условиях семьи эти дети включены в нормальную жизнь.

Сколько семей требуется проекту в идеале?

Это нигде не написано, но когда был дан старт проекту, называлась цифра 100. То есть город готов выделить до 100 квартир, чтобы дети находились в таких условиях. Но пока количество семей затормозилось на цифре 39 (в 2019 году из 15 семей, прошедших диагностику, ни одной новой семьи не было принято в проект).

Проект поддержки многодетных приемных семей существует только в Москве?

Такие проекты появились еще в трех субъектах РФ: Московская область, Ленинградская область и Краснодарский край, правда, с несколько иными условиями. Там семьи получают не квартиры, а коттеджи. Приемная семья принимается в проект не на 10 лет, а на неограниченный срок – пока есть возможность растить детей. Коттедж дается навсегда и становится «семейным гнездом» для всех детей, которые там в разное время жили, потом выпускались, разъезжались – они могут туда вернуться, приехать в гости.

Воспитать пятерых детей-инвалидов: многие хотят, но немногие могут — все важное для женщин о здоровье, материнстве и женских секретах на Z4E.ru

Поделитесь ссылкой. Спасибо ツ

Related Articles

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Close